Координатор Rail Baltic в Эстонии о доходах и расходах на транспортную инфраструктуру

Без категории

Понятно, что средства, вложенные в транспортную инфраструктуру, вернуть в полной мере, в принципе, невозможно, однако, в то же время, существуют и исключения, – считает координатор Rail Baltic в Эстонии Кристьян Кауниссааре.

В соответствии с согласованными в 2001 году принципами транспортной политики Европы, современная транспортная система должна быть жизнеспособной как в экономическом и социальном аспектах, так и в аспекте сохранения окружающей среды. В эстонской журналистике и социальных сетях было много информации на тему финансирования транспорта и железных дорог.

Практические все представленные точки зрения правдивы – касаются необходимости дотирования общественного транспорта, необходимости содержания транспортной инфраструктуры за счет средств из госбюджета, влияния строительства дорог и железных дорог на окружающую среду и т.д. Однако проблема в том, что ни одна из этих точек зрения не отражает полной картины.

Ясно, что вложенные в транспортную инфраструктуру средства, невозможно вернуть в полном объеме. Именно поэтому осуществляют подобные инвестиции в основном государство или местные самоуправления. Смотрят более широко: какую пользу принесут людям и предприятиям инвестиции, а также, какие расходы последуют в будущем, если не осуществить инвестиции. В случае стратегических инвестиций оказывает содействие ЕС, создавший соответствующую систему поддержки.

В то же время есть и исключения – привлечение крупных инвестиций для масштабных транспортных проектов вполне возможно. К примеру, в случае строительства частных дорог или строительства инфраструктуры благодаря совместным усилиям частного и общественного секторов (как, например, трамвай Сарагосы). Если для общественного сектора важен социально-экономический аспект, то частный инвестор не может позволить себе подобной роскоши – инвестиции должны окупиться. Поэтому, если речь не идет о своего рода благотворительности, частный инвестор не заинтересован во вложениях в транспортную инфраструктуру, если нет госфинансирования или договора, гарантирующего определенный доход.

В случае с Rail Baltic в денежный эквивалент можно перевести, например, выигранное время (к примеру, учитывая, что между Ригой и Пярну можно будет передвигаться за более короткий промежуток времени и быстрее, чем на других видах транспорта), уменьшение числа несчастных случаев, а также сокращение вредных выбросов.

Для этого необходимо, чтобы на усовершенствованную железнодорожную инфраструктуру с автодорог перешли бы как грузовые потоки, так и пассажирские. Хорошим примером служит Elron – после повышения качества услуги пассажиропоток стал расти. В 2014 году было совершено 5,8 млн поездок, в 2017 этот показатель вырос до 7,3 млн.

Повышение качества услуги привлечет на железную дорогу также новые виды грузов. Все это поможет сэкономить расходы на железнодорожную инфраструктуру.

Все это поможет сократить необходимость привлечения дотаций со стороны. Это мы наблюдаем уже сегодня: за счет налогов с Раплаского уезда проводится обслуживание инфраструктуры в Курессаре и Нарве.

Проще говоря, у нас есть выбор – либо менее экологичный автомобильный и авиатранспорт или же более дружелюбный по отношению к окружающей среде железнодорожный транспорт. Предпочтение первого варианта в дальнейшей перспективе обернется более высокими расходами на сохранение окружающей среды и здравоохранение.

Ежегодно на содержание автодорог из госбюджета выделяется 250 млн евро. Со вступлением в ЕС за введена плата за пользование железнодорожной инфраструктурой. За эту плату собственник инфраструктуры обеспечивает к ней доступ. В то же время, плата должна обеспечивать поддержание инфраструктуры в соответствии с требованиями грузовых и пассажирских перевозчиков.

Если средств, поступаемых за счет платы за пользование железнодорожной инфраструктурой, не достаточно для ее содержания, то дополнительное финансирование должно предоставить государство. С этого года введены также пошлины за использование автодорог. Аналогичная система действует по всей Европе. Если, к примеру, Германия (где протяженность государственных железных дорог – 33 тысячи километра) способна за счет платы за пользование инфраструктурой покрыть расходы на ее обслуживание (а это примерно пять-десять процентов всех расходов), то многие страны ЕС не имеют такой возможности.

Так, и в Эстонии, и в Германии, содержание железных дорог дополнительно финансируется со стороны государства. В то же время, на содержание автодорог выделяется больше средств. Если бы и на автодорогах действовал принцип – платит пользователь, то конкурентная среда (при сохранении неизменными других параметров) отличалась бы от сегодняшней. Увеличение объема грузоперевозок по железной дороге стало бы положительным моментом, прежде всего, с точки зрения сохранения окружающей среды. Один состав длиной 750 метров способен перевезти столько же груза, сколько 50 грузовых автомобилей. На транспортировку единицы груза по железной дороге требуется значительно меньше топлива, чем для транспортировки автомобильным транспортом. Соответственно, меньше расход топлива. Та же логика действует и в отношении пассажирских перевозок.

Грузовые перевозки по железной дороге и в Эстонии, и в Германии являются самоокупаемыми, тем не менее железная дорога проигрывает в конкуренции с автодорогами. Относительно пассажирских перевозок следует делать различия между региональными перевозками и перевозками на дальние расстояния.

Перевози на дальние расстояния по Rail Baltic должны стать самоокупаемыми, однако локальные перевозки нуждаются в дотациях как в Эстонии, так и в Германии. Одна из причин в том, что автобусные перевозчики не должны оплачивать пользование автодорогами, в отношении железнодорожных перевозчиков этот принцип не действует. Поэтому, вопрос финансирования инфраструктуры – это стратегическое решение государства, при принятии которого учитывается множество аргументов и обсуждение рентабельности одного вида транспорта вне общего контекста не представляет реальной картины.

This is a website of Rail Baltica official partner in Estonia.